Фиалковая фея. История о власти, любви и смерти.

16+
(Сценарий)

Сцена 1
Бавария, начало 13 века.

Трактир, окруженный лесом и горами, близ узкой дороги, ведущей в город ***бург. Приют и место отдыха для банды разбойников.

Раннее осеннее утро. Над темным озерцом туман. Трава влажная, земля холодна. С севера по траве в сторону трактира шагом едет отряд воинов в полном боевом облачении и теплых плащах.
Двадцать пять человек со щитами, мечами и топорами, молча движутся вперед.
Во главе отряда — молодой капитан с большими ярко — голубыми глазами, тонким прямым носом и светло — русыми усами. Лицо его в простом стальном шлеме с наносником, напоминает героев легенд — суровых древних полководцев без страха и жалости.
Немного правее, среди конных рыцарей едет еще один голубоглазый юноша — моложе капитана на несколько лет, но очень на него похожий.
Кроме сходства с командиром отряда и богатой сбруи у коня, он мало чем отличается от других воинов. Рыцарских шпор и именного меча у него еще нет, господина тоже. Медленно, как во сне, отряд приближается к таверне на расстояние выстрела.

И выстрел не заставляет себя долго ждать. Внезапно голубоглазый оруженосец останавливается и наклоняется вперед в седле, прижимая руку в латной перчатке к левому боку. Камера показывает крупным планом его глаза, в которых радость быстро сменяется злостью и болью.
Молодой человек отъезжает в сторону и замирает.

Деревянные ставни на одном из окон таверны захлопываются. Внутри помещения у окна, толстый разбойник лет пятидесяти перезаряжает ручной арбалет. Другие разбойники во главе с атаманом — высоким темноволосым мужчиной лет сорока, одетом в комплект доспехов от разных хозяев, готовятся защищать дверь от пришлых воинов.
В одной руке у всех разбойников мечи, а в другой щиты. Всего в зале, кроме хозяйки таверны, — красивой молодой женщины, которая стоит, скрестив руки, у камина, пятнадцать человек.

Воины снаружи спешиваются и штурмуют дверь и окна.
Толстяк с арбалетом делает еще два удачных выстрела, а затем сам падает с пробитой головой.
Камера показывает, стоящего над ним капитана с окровавленным боевым топором. Разбойники и рыцари сражаются в зале и во дворе.
Преимущества нет ни у кого, однако рыцари лучше защищены.
Главарь банды, капитан и еще один рыцарь, из тех, что ехали справа,
сражаются возле голубоглазого оруженосца. Неподалеку пасутся их кони.

На помощь к атаману спешат еще два разбойника, следом за коими бегут три оруженосца без шлемов. Капитан наносит атаману тяжелую рану топором по незащищенному кольчугой предплечью. Атаман вскрикивает и бросается на капитана с мечом. Сшибает его с ног и неожиданно для всех вытаскивает из рукава нож и перерезает капитану горло…
Рыцарь и оруженосцы замирают на минуту. Атаман пользуется их замешательством и, бросив нож на землю, вскакивает и бежит в лес. Следом за ним бегут еще два раненых разбойника.

Наконец, рыцарь приходит в себя и приказывает оруженосцам положить тело капитана на плащ и делать носилки. А потом идет в трактир, где три раненых рыцаря и десять оруженосцев пируют среди трупов.
— Капитан погиб! — войдя, говорит рыцарь — Берите себе, что хотите, возвращаемся в замок!
Рыцари и оруженосцы спешно хватают ценные вещи. Один из рыцарей (молодой человек с зелеными глазами и русой бородкой) ищет хозяйку, чтобы прихватить и ее, но хозяйка забаррикадировалась в своей комнате наверху и добраться до нее — значит ослушаться приказа старшего и потерять время. Зеленоглазый рыцарь плюет на пол возле закрытой двери и быстро спускается вниз.

Сцена вторая.

Три дня спустя. Вечер. Тот же трактир, только прибранный после разгрома.
На улице идет дождь, а в зале темно, но сухо. Возле камина на лавке сидят хозяйка и атаман. Еще два разбойника, одетые горожанами, сидят за столом у окна и пьют пиво.
С улицы слышится конское ржание. Хозяйка и атаман прерывают беседу и атаман делает знак одному из разбойников посмотреть, кто приехал. Тот выходит и возвращается со среднего роста, молодым человеком в коричневом дорожном плаще с капюшоном. Молодой человек, не снимая капюшона, говорит, что едет в замок *** , но сейчас дождь и конь его утомился. Поэтому он хотел бы переночевать здесь.
— Хозяйка встает и называет завышенную вдвое цену за одну ночь постоя и теплый ужин. Путник, не колеблясь, соглашается.
Атаман внимательно смотрит на него, и думает, что юноша не предствляет большой опасности, но все же лучше за ним приглядывать. Мало ли чего…

Хозяйка уводит гостя наверх, в комнату для постояльцев, и спустя время возвращается назад.
— Кто он? — спрашивает у нее атаман, когда она садится на лавку.
— Не знаю — честно признается молодая женщина — но денег у него много.
— Хм — хмыкает атаман — надо бы их посчитать…
Хозяка понимающе улыбается и кладет голову ему на правое плечо.

Сцена третья.

Глубокая ночь. Хозяйка в своей комнате ждет атамана, чтобы открыть ему, запертую ее рукой дверь гостевой. Сам атаман, с самодельной тряпичной маской на лице, сидит у камина, широко расставив ноги. Еще двое разбойников спят, склонив головы на стол.
Хорошенько обдумав, что он будет делать, если в трактир вдруг нагрянут рыцари, атаман поднимается и тихо ступая, идет наверх, к хозяйке.
Та дает ему ключ и закрывается в своей комнате.
Атаман идет по узкому темному коридору в сторону гостевой.

Тем временем, в гостевой комнате, молодой путник, который ранее только сделал вид, что лег спать, сняв верхнюю одежду,
сидит на кровати в рубашке и шоссах, с кинжалом в руке. Услышав шаги в коридоре, он вскакивает и лезет по приставной лестнице на чердак, благо единственный люк на чердак находится именно в этой комнате справа от входа.

Дверь отворяется и в комнату тихо входит атаман. Войдя, он с порога обводит помещение наметанным взглядом, ищя дорожную сумку гостя, замечает пустую кровать, но подойти к ней и рассмотреть поближе не успевает ибо гость прыгает сверху прямо на него…
— Ах ты, крыса! — восклицает атаман, и с трудом сбросив с себя гостя, пытается отобрать у него кинжал.
Гость же, в свою очередь, пытается его этим кинжалом ударить. Что ему один раз сделать удается.
Тихо охнув от боли, атаман прижимает правую руку к предплечью. К тому месту, куда его ранил, ныне покойный, капитан. Рука быстро краснеет.
— Я из тебя сейчас весь дух вышибу! — рычит атаман и с удвоенной силой нападает на гостя. Однако гость хорошо обучен ближнему бою, так что отнять у него кинжал у атамана в одиночку так и не получается. Поэтому он зовет на помощь разбойников снизу.
Те, спросонья не совсем понимая, что проиходит, все же поднимаются наверх. И втроем им еле — елу удается разоружить пришельца.

Разбойники отводят гостя в зал, сажают на лавку у стены и сами становятся с двух сторон.
В зал чинно вплывает хозяйка трактира, а следом за ней — раненый атаман. Они, как король и королева разбойников, садятся на лавку напротив гостя.
Потом хозяйка встает, и подойдя к юноше, сдергивает у него с головы русый парик. Юноша оказывается коротко стриженным блондином.
— Зачем ты сюда явился? — без лишних церемоний спрашивает атаман у гостя. Гость не отвечает и смотрит на разбойников с презрением и злобой.
Стоящий слева чернобородый разбойник бьет его кулаком в бок. Юноша тихо стонет и бормочет:
— Рана, моя рана болит.
Видно, что ему действительно очень больно.
— Что он сказал? — не расслышав, спрашивает атаман чернобородого.
— Мамку звал — насмешливо отвечает чернобородый.
— Мамка твоя далеко, а мы здесь. И хотим знать, кто ты и зачем сюда явился? — глубокомысленно изрекает атаман — Ну?
Гость молчит.
— Давай, теперь ты его ударь, Железная рука — командует атаман второму разбойнику. Тот нехотя бьет гостя по лицу.
Атаман: — Ну?
Гость молчит, и видно, что он будет молчать, даже если его засунут в Железную Деву.
— А я кажется знаю, кто он! — подает голос хозяйка — рыцарь, который хотел похитить меня!
Она нервно смеется.
— Молчи, женщина! — говорит ей атаман с плохо скрываемой ревностью.
— Тот рыцарь был старше этого юнца и к тому же у него была русая борода — говорит Железная рука.
— А и правда, — поддакиваем ему чернобородый разбойник — как есть, была. Я с ним дрался у лестницы и он мне зуб выбил!
Демонстрирует всем отсутствие одного из передних зубов.
— Так кто же ты тогда?! — встав с лавки и подойдя к гостю, спрашивает атаман — не призрак ли убитого мной капитана?
Внимательно смотрит на юношу. Тот также внимательно смотрит на него, а потом переводит взгляд на хозяйку.
— Ее бы мы не стали убивать.
После того, как Дитрих натешился бы с ней, мы бы отвезли ее на площадь и отдали палачу. И он бы повесил ее, в одной рубашке посреди площади. И весь город, все жители бы глазели на полюбовницу Герхарда — Кривой Нож.
На тебе много крови, Герхард, но кровь моего брата Генриха, барон, наш отец, тебе не простит — помолчав, добавляет он.

В зале повисает тревожная тишина. Дождь снаружи усилился, но, кажется, что настоящая буря сейчас разразится внутри. Прямо посреди зала трактира.
Разбойник Герхард по прозвищу Кривой Нож, гроза путников и головная боль барона фон В., более десяти лет промышлял на дорогах, во владениях барона.
Несколько раз барон посылал отряды рыцарей, чтобы убить или изловить Герхарда. Но если рыцари и возвращались назад, как в этот раз, то всегда ни с чем.
Уже Епископ собирался наведаться в замок ***, чтобы лично навести порядок на землях барона. И лишь приступ подагры остановил его.

Больше всего на свете Герхард любил две вещи — грабить путников и целовать нежные губы хозяйки трактира. Молодой вдовы, пустившей его однажды на ночлег, на взяв платы за постой и ужин.
За нее он не раз убивал людей. И сейчас вернулся не только запастись провиантом на дорогу, но и забрать ее с собой.
Услышав, какую казнь приготовил для его милой барон В., Герхард рассвирипел.
— Я убью тебя, барон, и твою голову брошу в зловонный ров! Но сначала я убью этого щенка, твоего сына, который нагло насмехается надо мной, пытается убить, думая, что ему за это ничего не будет — подумал атаман.
— Благодарю вас, господин, что так подробно описали, какая участь ждала мою невесту, не убей я вашего брата. — скрыв гнев за маской
издевательской вежливости, проговорил он — Теперь же, когда ваш брат мертв, а вы находитесь в нашей власти, я расскажу вам, какая участь ждет вас.
Он присел на лавку подле гостя и положил руку ему на плечо.
— А сделаем мы с вами следующее: —
Коль скоро у вас с собой есть деньги — мы их заберем. Люди мы бедные, вынуждены грабить и убивать, чтобы прокормиться. После же, Железная рука поедет на вашем коне в замок и сообщит вашему батюшке, что ежели тот не привезет за вас выкуп, равный всему его состоянию, мы перережем вам горло.
С этими словами атаман приставил отнятый у гостя книжал к его горлу.

Сцена третья.

То же место, раннее утро.
Атаман и хозяйка спят в одной кровати в комнате хозяйки на втором этаже. Чернобородый разбойник спит на полу возле гостя, чьи руки связаны за спиной. Гость лежит на животе и смотрит на дверь.
Внезпано дверь тихо раскрывается и в зал входит старик с клюкой, похожий на странника — слепца. Только сей странник отнюдь не спеп, и его зеленые глаза смотрят хитро и решительно.
Оценив обстановку, старик подходит, к лежащим на полу людям, достает кинжал и привычным движением перерезает глотку чернобородому охраннику. А затем тем же кинжалом разрезает путы на руках гостя.
— А где остальные, Дитрих? — с признательностью глядя на него, спрашивает юноша.
— Ждут в лесу. — коротко отвечает старик совсем не стариковским голосом.
— Где атаман и женщина? — в свою очередь спрашивает он.
— Наверху, спят. Можно я пойду с тобой?
— Можно,…хотя лучше будет, если вы сбегаете за остальными. Неизвестно, смогу ли я справиться с Герхардом в одиночку.
Молодой человек кивает и плюет на мертвое тело чернобородого разбойника, а потом вытирает о него сапог. Дитрих вопросительно смотрит на него.
— Он ударил меня — поясняет молодой человек.
Дитрих понимающе улыбается. Ему нравится, что сын барона повторяет все за ним — жесты, ругательства, даже походку пытается копировать.
— Приведите сюда остальных, Вилли, и мы начнем — говорит он юноше.
Тот снова кивает и быстрым шагом идет вон из таверны.
Дитрих садится на лавку у камина, достает из — за пазухи второй кинжал и вытягивает ноги к огню.

Сцена 4я.

Зал таверны, несколькими минутами позже.
Дитрих сидит на лавке, вытянув ноги к огню, спиной к лестнице. По лестнице тихонько спускается Герхард, вооруженный кинжалом.
Из одежды на атамане только шоссы да наскоро надетая рубашка, он бос и ему хочется спать.
Герхард спускается с летницы и заходит в тыл к лже — старику.
Дитрих оборачивается.
Герхард — (не узнав рыцаря):
— Дед?!
Дитрих:
— Он самый! Здравствуй, внучок!
Встает, перешагивает через лавку и наступает на атамана.
Герхард, отступая, сонным голосом:
— Тоже барону служишь?
Дитрих:
— Не гнусавь, смерд!
Сражаются.
Постепенно Герхард начинает одерживать верх.
Тут в зал вбегают рыцари и оруженосцы во главе с Вилли.
— Господь и наша честь! — кричит Вилли. Все бросаются на помощь к Дитриху.

Сцена 5я.

Дитрих с окровавленным лицом и раненой рукой сидит на лавке.
Возле его ног лежит тело Герхарда с множеством ран. Голова убитого атамана прикрыта тряпицей для мятья пола, взятой Вилли в ведре на кухне. Сам Вилли сидит на лавке у стены и пьет пиво из деревянной кружки. Глоток за глотком, быстро и нервно уничтожает он пенный напиток, приготовленный на родниковой воде.
Трое рыцарей и трое оруженосцев сидят за столами и тоже пьют бесплатное пиво. Некоторые из них ранены, но раны их далеко не смертельные.
Вилли — возбужденно:
— Теперь, когда мы убили Герхарда,
можно потешиться с его невестой, а потом также убить ее! Кто пойдет первым?
Никто из находящихся в зале рыцарей не реагирует. Тогда Вилли встает, аккуратно ставит кружку на лавку и быстро идет к лестнице.
Дитрих провожает его взглядом.
Вилли поднимает, оброненный кем — то из рыцарей, боевой топор, и поднимается по ступеням на второй этаж.
Дитрих вытирает кровь с лица, встает и идет за ним.

Сцена 5.

Вилли подходит к запертой двери, за которой стоят сундук, кровать и дрожащая молодая женщина.
— Как я и говорил,… убивать мы тебя не будем — говорит Вилли и начинает разбивать дверь топором.
Проделав дыру нужного размера, он залезает на сундук, переходит по нему на кровать и спрыгивает на пол напротив хозяйки.
Та молча протягивает ему его же кошелек.
Вилли берет кошелек и прячет в поясной кошель. Затем понуждает хозяйку встать на колени.
— Молись, — говорит он ей — молись за свою грешную душу, ибо кровь моего брата не отомщена, и стало быть, я должен убить тебя.
Женщина покорно встает на колени и начинает молиться.
В проеме двери показывается Дитрих. Он смотрит на стоящую на коленях женщину, и думает, что сейчас хотел бы помолитсья вместе с ней. О своей грешной душе и других душах, которые ему пришлось загубить по воле его господина — барона. И не всегда ради спасения других, невинных душ.
— Достаточно, — говорит Вилли, когда хозяйка заканчивает читать десятую молитву к своей святой покровительнице — теперь я убью тебя. Опусти голову.
Он берет в руки топор и подходит к женщине.
Дитрих вскакивает на сундук, пробегает по кровати и одним прыжком достигает Вилли. Отбирает у него топор и отталкивает к стене.
Вилли падает на левый бок и стонет.

Однако Дитрих более не обращает на него внимания. Он опускается на колени подле женщины и смотрит в ее фиалковые глаза.
— Любишь ли ты меня, моя фея? — спрашивает он, уверенный, что его чувство взаимно, и сейчас он повезет свою добычу в замок, где будет жить с ней долго,..до самого лета.
Но женщина молчит. Она напугана, но не хочет лгать, чтобы спасти свою жизнь. Ведь если рыцари пришли к ней, значит, Герхард мертв…
— Все равно ты теперь моя — говорит Дитрих, и подхватив легкую хозяйку на плечо, выносит ее из комнаты.

Сцена 6я.

По лесной дороге едет конный отряд во главе с Дитрихом.
Перед ним в седле боком сидит хозяйка трактира. Следом за ними
два коня везут носилки, на которых лежит Вилли, пьяный и злой на весь мир, и в особенности на Дитриха.
От удара его рана открылась и теперь ему нельзя сражаться, как минимум, неделю. За ним едут рыцари и оруженосцы.
Также пьяные и усталые, но гордые и счастливые от того, что выполнили приказ барона, освободили его земли от банды разбойников. Первые из многих!

У маленького лесного ручейка, чьи воды стекают вниз по камням, отряд останавливается — передохнуть и напиться. Больше всех пить хочет женщина, именно по ее просьбе Дитрих останавливает коня, хотя знает, что сейчас этого делать не следует, ибо Вилли еще не остыл и может вновь захотеть убить кого — нибудь. Как он уже хотел убить Герхарда в одиночку — совершенно идиотская затея, которую он, Дитрих, не поддержал. И был прав. И потом Ее. Его любимую фею.
— Тронешь ее хоть пальцем — сам тебя убью! — глядя на мальчишку, думает он, а потом спешивается и помогает сойти с коня «своей даме».
Они первыми пьют из ручья, набирая воду в ладони. Потом Дитрих, скорее по привычке, чем желая помочь, набирает и приносит флягу с водой для Вилли.
Тот забирает у него флягу с таким видом, как будто Дитрих — предатель, но хвала Небесам, ничего не говорит.

Так бы они и доехали благополучно до замка, и может быть хозяйка со временем полюбила Дитриха, привыкла к нему, и Вилли забыл о
своей мести, но случилось то, чего никто не ожидал.
Напивший холодной воды из источника, Вилли уснул, а к вечеру у него начался жар и отряд вынужден был остановиться на поляне в лесу, всего в нескольких милях от цели.

Сцена 7я.

Рыцарский лагерь на поляне. Поздний вечер. Рыцари и оруженосцы сидят на дорожных сумках вокруг костра, кони их привязаны к деревьям, накормлены и напоены.
Тут же, у костра стоят носилки, на которых лежит Вилли. Глаза его открыты и смотрят в небо. В правой руке у него фляга с вином, поданная одним из рыцарей.
Вилли: —
— Как хорошо вот так лежать и смотреть на звезды. Мой покойный дед говорил, что когда я умру — то стану звездой, и буду висеть в небе и освещать дорогу запоздалым путникам.
— Ваш дед был умным человеком, господин — говорит рыцарь, что отдал свою флягу раненому юноше — но его гневливость его погубила.
— Да, мой дед часто сердился — соглашается Вилли — но зато при нем наши земли были безопасными. Наши мужики не знали, что такое разбойники.
— Теперь это золотое время вернулось! — говорит еще один рыцарь — высокий блондин в темной котте.
— Как знать, как знать, Ульрих — задумчиво изрекает Вилли — ведь Герхард Кривой Нож не всегда был разбойником. Говорят, что раньше он был солдатом и служил Епископу.
— А что с ним случилось потом? — спрашивает первый рыцарь.
— Не знаю — говорит Вилли и пьет из фляги быстро и нервно, как будто желая выпить десять таких фляг.
Он знает, что разбойником Герхард Кривой Нож стал по собственному желанию, когда ему надоело служить Епископу и захотелось самому стать Властью.
Самому решать, кому быть богатым, а кому бедным. Кому жить, а кому умереть.
И именно эта его позиция, а не грабежи на дорогах, раздражала, как барона, так и его сыновей. Ведь Герхард пытался конкурировать с ними. Он пытался стать хозяином Их земель. Поэтому — то барон и послал своих собственных сыновей с лучшими своими рыцарями в этот поход. Чтобы быть уверенным, что его соперник мертв.
Теперь так и было. Только Генриха тоже нет в живых.
— Генрих — вслух произносит Вилли и тут до его слуха доносится смех. Он поворачивает голову влево и видит, как из шатра Дитриха выходит растрепанная хозяйка таверны. Пьяная и веселая.
Только напоив и накормив ее дорогими явствами, Дитрих смог превратить эту русоволосую бестию в свою фею.
Следом за женщиной выходит Дитрих. Он тоже пьян и вдобавок потерял голову от любви, иначе заметил бы, что не только Вилли, но и все остальные его спутники недовольны его поведением.
Кто — то, как рыцарь с флягой, завидуют ему. Кто — то, как Ульрих, осуждают. Но больше всех, конечно, ненавидит его и его «фею» Вилли.

Конечно, ведь он хотел убить ее, а Дитрих не дал, тем самым показав, что ему во — первых наплевать на Генриха, убитого любовником этой дуры, точнее на желание Вилли отомстить за брата.
А во — вторых, теперь Дитрих будет занят только ей, и Вилли лишился своего кумира. Фактически второго старшего брата.
Поэтому не увидительно, что на следующее утро, превозмогая боль, Вилли встает с носилок, будит всех, кто был солидарен с ним ночью, и устраивает военный совет.
— Вы все знаете, что я, как и Генрих, всегда позволяю нашим слугам брать добычу. Но в этот раз Дитрих сам, без моего разрешения, взял эту бабу. Однако она опасна, вы все знаете, как могут быть опасны женщины разбойников. Поэтому я предлагаю забрать ее у него и везти связанной, а потом мой отец решит, как с ней поступить.
Вилли говорит и видит, что большинство рыцарей относятся к его словам насмешливо. Он ведь не Генрих, он на шесть лет младше и даже еще не рыцарь. Зато их оруженосцы готовы идти с ним громить шатер Дитриха. Потому, что это весело. А ехать через лес, все время останавливаясь по воле какой — то крестьянки, нет. Это даже унизительно для них, детей дворян.
— Стало быть, ступайте к нему и передайте мои слова — снова усевшись на носилки, говорит Вилли — рыцарям. Маленький отряд, настроенный поразвлечься, направляется к шатру Дитриха.

Дитрих тем временем, спит.
После прекрасной ночи, он отдыхает в объятиях своей феи. Его лицо повернуто к ее лицу и руки протянуты к ней. Руки без оружия.
Рыцари и оруженосцы врываются в шатер, хватают со стола кувшин с вином, сбрасывают на землю кинжал и песочные часы. Дитрих просыпается и смотрит на них сонными глазами.
— Мы пришли за твоей девкой — поясняет цель визита, Ульрих — Вилли сказал забрать ее у тебя, связать и везти отдельно. А там уже барон решит — казнить ее или вернуть тебе.
Дитрих хмурится, быстро натягивает рубашку и прочую одежду. Потом смотрит на женщину.
— Она моя. — наконец, произносит он, таким тоном, что все понимают — Вилли ему не указ. А барон.. барон далеко.
— Как знаешь. — поразмыслив, говорит Ульрих и дает знак всем выйти.
Рыцари и оруженосцы выходят, оставив Дитриха победителем.

Дитрих с минуту смотрит им след, а потом оборачивается к женщине. Она проснулась, но еще не совсем пришла в себя.
— Не бойся, моя фея. Я не дам тебя в обиду — говорит Дитрих и целует ее в лоб.

Спустя полчаса отряд вновь движется по дороге и Дитрих вновь едет во главе его, как командир.
По возрасту и заслугам он давно мог стать капитаном, но барон назначил на эту должность своего старшего сына Генриха. Нельзя сказать, что Дитрих был расстроен, когда барон объявил об этом в главном зале замка. Он привык везде следовать за братьями — быть товарищем Генриху и наставником Вилли. Однако когда барон был далеко, Дитрих мог позволить себе чуть больше обычного. Как сейчас, например.
Он сказал и все послушались его, а не Вилли. Может быть, когда барону расскажут об этом, он поймет, что Вилли — избалованный болван, не умеющий мыслить стратегически. Зато он, Дитрих — и воин и стратег и..его фея его любит!
Дитрих крепче сжимает левой рукой стан своей возлюбленной.
— Он купит ей красивое платье вместо этих лохмотий. Она затмит своей красотой всех женщин в округе. Возможно, он даже купит ей дом и будет навещать каждый день..
Внезапно его сладкие мечтания прерывает голос Ульриха.
— Носилки сейчас упадут! — кричит Ульрих.
— Какие еще к бесу носилки?! — недовольно восклицает Дитрих и оборачивается.
— Мои носилки. — таким же тоном отвечает ему Вилли.
И действительно падает на землю вместе с носилками.
К нему тут же бегут рыцари и оруженосцы, поднимают с земли, сажают на коня. Вилли кладет голову на конскую шею и подъезжает к Дитриху.
— Отдай мне эту женщину, Дитрих, — тихо говорит он — и мы помиримся с тобой.
— Нет! — не раздумывая, отвечает Дитрих и пришпоривает коня.

Он слышит сзади топот копыт, понимает, что за ним гонятся рыцари и оруженосцы, но не оборачивается. Он сворачивает на узкую тропу справа от дороги, и прорубает себе путь мечом. Сзади по — прежнему едут всадники.
Он слышит, как Вилли требует принести ему голову «разбойной бабы», слышит смех и звуки рожков. Однако все это его не пугает и не волнует. Он целует свою фею в затылок, спрашивает, не страшно ли ей, не хочет ли она сойти, и получив отрицательный ответ, скачет дальше в чащобу.

Наконец, они выезжают на поляну, посреди которой лежит огромный серый валун. Дитрих останавливается возле этого валуна, спешивается и помогает спешиться своей возлюбленной. На поляну по одному выезжают воины. Рыцари, также, как и он, с обнажеными мечами. Оруженосцы с кинжалами.
Один только Вилли без оружия, припал к шее своего коня и смотрит на Дитриха волком.
— Я вам еще раз говорю, что эта женщина моя и я сам отвезу ее в замок — говорит Дитрих, и незаметно приготавливается к бою.
— Это мы уже слышали. — усмехается рыцарь с флягой.
— И не раз. — замечает рыцарь с боевым топором на щите.
— Да только ты не забывай, что Вилли — наш господин. И раз он велел отдать бабу — отдай — подает голос Ульрих.
— А если не отдам?! — Дитрих заслоняет женщину собой и, прикрывается щитом с нарисованным на нем черным вепрем.
Воины вопросительно смотрят на Вилли.
Вилли с трудом выпрямляется в седле. Смотрит на Дитриха, потом на Ульриха.
— Убейте ее, а его свяжите. — командует он.
Рыцари и оруженосцы с боевыми кличами бросаются на Дитриха.

Завязывается бой, во время которого Дитрих тяжело ранит одного из оруженосцев, и сам получает несколько ран от двух других мальчишек и Ульриха, а потом рыцари и оруженосцы окружают его, обезоруживают и волокут к Вилли. И рыцарь с флягой на щите закалывает миловидную хозяйку таверны, чтобы уже больше никто не ссорился из — за нее.

Эпилог

Замок В*** несколько месяцев спустя.

В замковой часовне, перед алтарем стоит на коленях Вилли в белой рубахе до пят. На алтаре лежит освященный меч. Вилли про себя читает молитвы и смотрит на изображение Святого Руперта.
Его большие голубые глаза говорят о том, что терпение его на исходе, но уж очень ему хочется стать рыцарем..

В это же время в покоях барона стоит на коленях и Дитрих. Он одет в обычную свою одежду и молитв никаких не читает. Зато Барон читает ему долгую и весьма содержательную лекцию о том, кто правит этими землями, что значит — слуга барона и почему, он (барон) его (Дитриха) передает своему млашему брату в захолустный городок N. В то время, как риттера Ульриха делает капитаном.

И, наконец, на последнем кадре мы видим деревенскую девочку лет десяти с фиалковыми глазами на церковном погосте.
Девочка кладет букетик ромашек на *** с простым деревянным крестом

Конец.